Постановление пленума вс о мошенничестве 2021

Наши юристы подготовили развернутую информацию на тему "Постановление пленума вс о мошенничестве 2021" Собрали исчерпывающие материалы чтобы разъяснить всю суть вопроса. Если остались дополнительные вопросы, Вы можете задать их нашему консультанту.

Содержание

ВС РФ о мошенничестве и растрате

На заседании Пленума ВС РФ 30 ноября 2017 года было принято Постановление № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее – Постановление № 48). Это получилось не с первого раза – на заседании, состоявшемся двумя неделями ранее, документ был отправлен на доработку. Рассмотрим самые интересные новеллы Постановления № 48, в том числе и те, что вызвали наиболее оживленные дискуссии среди его разработчиков.

Аферы с жильем

В Постановлении № 48 разъяснены вопросы применения ч. 4 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (далее –УК РФ), предусматривающей, в частности, наказание за мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение.

В Постановлении № 48 даны определения следующих понятий:

  • жилое помещение;
  • право на жилое помещение.

К жилым помещениям по смыслу ч. 4 ст. 159 УК РФ относятся жилой дом, часть жилого дома, квартира, часть квартиры, комната в жилом доме или квартире независимо от формы собственности, входящие в жилищный фонд. К жилым помещениям не могут быть отнесены объекты, не являющиеся недвижимым имуществом, а именно палатки, автоприцепы, дома на колесах, строительные бытовки, иные помещения, строения и сооружения, не входящие в жилищный фонд.

При этом, согласно Постановлению №?48, в предмет доказывания по уголовному делу рассматриваемой категории не входит проверка соответствия помещения санитарным, техническим и иным нормам, а также его пригодности для проживания.

Таким образом, разработчики Постановления № 48 четко разграничили термины «жилое помещение» в рамках ст. 159 УК РФ и «жилое помещение», «жилище» в рамках ст. 15 Жилищного кодекса РФ и ст. 139 УК РФ соответственно, признаком которых является пригодность объекта для постоянного или временного проживания.

Под правом на жилое помещение понимается принадлежащее гражданину на момент совершения преступления:

  • право собственности;
  • право пользования, в том числе:

–членами семьи собственника;

–на основании завещательного отказа;

–на основании договора ренты и пожизненного содержания с иждивением;

–на основании договора социального найма и др.

Пленум ВС РФ обращает внимание на то, что для квалификации преступления по ч. 4 ст. 159 УК РФ не имеет значения:

  • являлось ли жилое помещение у потерпевшего единственным;
  • использовалось ли жилое помещение для его собственного проживания.

Не подлежат квалификации по ч. 4 ст. 159 УК РФ следующие деяния:

  • лишение потерпевшего возможности приобретения права на жилое помещение;
  • привлечение денежных средств граждан в нарушение требований законодательства РФ об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и/или иных объектов недвижимости при отсутствии признаков мошенничества (в этом случае применяется ст. 200.3 УК РФ).

Неисполнение договора

Разъяснены вопросы применения ч. 5–7 ст. 159 УК РФ по делам о мошенничестве, связанным с неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Указанный состав преступления имеет место при наличии следующей совокупности условий:

  • налицо признаки хищения или приобретения права на чужое имущество путем обмана либо злоупотребления доверием;
  • преступление совершается с прямым умыслом, возникшим до получения права на предмет мошенничества (данное указание, по мнению разработчиков Постановления № 48, позволит отграничить преступное деяние от нарушения гражданско-правовых обязательств);
  • договор заключен в сфере предпринимательской деятельности, и его сторонами являются индивидуальные предприниматели и/или коммерческие организации;
  • виновное лицо является индивидуальным предпринимателем или членом органа управления коммерческой организации;
  • деяние причинило ущерб в размере 10 тыс. руб. и более.

Не имеет значения для квалификации преступления по ч. 5–7 ст. 159 УК РФ:

  • каким образом виновный распорядился или планировал распорядиться похищенным имуществом;
  • имущественное положение потерпевшего при определении размера ущерба.

Пленум ВС РФ также обратил внимание на то, что, если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств либо иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской и иной законной деятельности, которую лицо фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по ст. 172.2 УК РФ либо по ст. 200.3 УК РФ не требует.

Кредитные махинации

Разъяснены вопросы применения ст. 159.1 УК РФ по делам о мошенничестве в сфере кредитования.

Преступление, предусмотренное данной статьей, характеризуется наличием прямого умысла –заведомым отсутствием намерения возвратить испрошенный кредит.

Субъектом преступления может быть заемщик или представитель юридического лица. Кредиторами являются банк или иная кредитная организация, обладающая правом заключения кредитного договора (ст. 819 Гражданского кодекса РФ). Таким образом, потерпевшими по соответствующему делу не могут быть признаны юридические и физические лица, заключившие с виновным лицом договоры займа, в том числе микрофинансовые организации.

Обман при совершении мошенничества в сфере кредитования заключается в предоставлении кредитору заведомо ложных или недостоверных сведений об обстоятельствах, наличие которых предусмотрено им в качестве условия для выдачи кредита.

Не образуют состав преступления по ст. 159.1 УК РФ следующие деяния:

  • использование субъектом для получения кредита чужого паспорта, если он выдает себя за другое лицо, или подложных учредительных документов несуществующих юридических лиц (в такой ситуации применяется ст. 159 УК РФ);
  • использование для получения кредита граждан, не осведомленных о преступных намерениях виновного лица (применяется ст. 159 УК РФ);
  • предоставление ложных сведений с целью получения кредита или льготных условий по нему с намерением исполнить договорные обязательства (применяется ст. 176 УК РФ).

Киберпреступления

Разъяснены вопросы применения ст.159.6 УК РФ по делам о мошенничестве в сфере компьютерной информации.

Вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей признается совокупность следующих факторов:

  • целенаправленное воздействие осуществляется посредством программных и/или программно-аппаратных средств;
  • воздействие оказывается на серверы, средства вычислительной техники (компьютеры), снабженные соответствующим программным обеспечением, или на информационно-телекоммуникационные сети;
  • воздействие нарушает установленный процесс обработки, хранения, передачи компьютерной информации;
  • воздействие позволяет виновному или иному лицу незаконно завладеть чужим имуществом или приобрести право на него.

В Постановлении № 48 разъяснено, что не каждый факт ввода компьютерной информации с противоправным умыслом признается преступлением, предусмотренным ст. 159.6 УК РФ. Так, под названную статью не подпадает хищение посредством:

  • использования заранее похищенной или поддельной платежной карты для получения наличных денежных средств через банкомат (в такой ситуации применяется ст. 158 УК РФ);
  • использования учетных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (применяется ст. 158 УК РФ), за исключением случаев незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети;
  • распространения заведомо ложных сведений в информационно-телекоммуникационных сетях, включая сеть «Интернет», например, посредством создания поддельных сайтов благотворительных организаций, интернет-магазинов, использования электронной почты (применяется ст. 158 УК РФ).

Стоит отметить, что в текст Постановления № 48 не был включен вывод, заявленный в п. 1 его проекта, обсуждавшегося на заседании Пленума ВС РФ 14 ноября 2017 года, о том, что вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации либо информационно-телекоммуникационных сетей является способом хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации. Разработчики документа не смогли прийти к однозначному мнению о том, является ли такое вмешательство самостоятельным способом хищения или это всего лишь одна из разновидностей обмана.

Таким образом, вопрос о способе хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации остался неразрешенным.

Мошенничество с безналичными деньгами

plenum-po-159plenum-po-159Разъяснены спорные вопросы хищения безналичных денежных средств.

Согласно Постановлению № 48 хищение таких денежных средств является хищением имущества, а не приобретением права на него. Кроме того, электронные денежные средства могут являться предметом мошенничества и рассматриваются как разновидность безналичных денежных средств.

Наиболее оживленную дискуссию в ходе заседания Пленума ВС РФ 14 ноября 2017 года вызвал вопрос о моменте окончания преступления при хищении безналичных денежных средств.

В проекте Постановления № 48 предлагались два варианта определения момента, с которого такое преступление следует считать оконченным:

  • момент зачисления похищенных денежных средств на счет (на банковский счет, оператору электронных денежных средств, оператору подвижной радиотелефонной связи и др.), контролируемый прямо или косвенно лицом, совершившим деяние, или лицом, в пользу которого оно совершено;
  • момент изъятия денежных средств с банковского счета их владельца (для денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета, –момент уменьшения остатка электронных денежных средств), в результате которого владельцу безналичных денежных средств причинен ущерб.

Апологеты второго подхода утверждали, что само по себе наличие фактов противоправного безвозмездного изъятия имущества, корыстной цели и ущерба позволяет признать хищение оконченным. По их мнению, добившись списания денег со счета потерпевшего, преступник фактически завладевает ими и получает возможность распорядиться, в том числе перевести на свой счет. Выявление обстоятельств, позволяющих установить, куда «ушли» списанные со счета денежные средства, находится за рамками квалификации мошенничества.

Противники данной позиции полагали, что, если преступление будет считаться оконченным с момента списания денег со счета потерпевшего, то виновное лицо фактически лишится возможности добровольно отказаться от совершения преступления, возникнут затруднения с определением соучастников преступления и доказыванием корыстных целей. Также нельзя утверждать, что в момент списания денежных средств преступник получает возможность ими распорядиться, так как между списанием и зачислением денег существует временной промежуток, необходимый для выполнения банковских операций, а, кроме того, денежные средства могут не попасть к преступнику в результате технической ошибки.

В результате обсуждения в Постановление № 48 был включен второй вариант: хищение безналичных денежных средств при мошенничестве следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб.

Думается, что такой подход вполне обоснован. Так, согласно примечанию 1 к ст. 158 УК РФ под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и/или обращение чужого имущества в пользу виновного либо других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Союз «или», использованный при формулировании нормы, допускает совершение хищения путем одного только изъятия и без обращения чужого имущества в чью-либо пользу. Таким образом, при причинении материального ущерба преступление уже можно считать оконченным.

В проекте Постановления № 48 предусматривалось разъяснение вопроса о месте окончания мошенничества при хищении безналичных денежных средств. Предлагалось два варианта:

  • место фактического нахождения виновного лица в момент совершения преступных действий;
  • место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет либо велся учет электронных денежных средств без открытия счета.

По нашему мнению, второй подход являлся наиболее удачным с точки зрения соблюдения баланса интересов преступника и потерпевшего. Специфика хищений подобного рода допускает совершение преступления во время движения (например, при поездке в автомобиле), что существенно затрудняет определение места фактического нахождения виновного лица в момент совершения преступления. Кроме того, установление такого места в большей степени подвержено влиянию субъективных факторов, в том числе манипуляциям со стороны правонарушителя в целях определения наиболее выгодной для него территориальной подследственности и подсудности.

Более того, преступное воздействие может осуществляться на значительном расстоянии как от потерпевшего, так и от места нахождения предмета мошенничества, в связи с чем определение места окончания преступления по месту нахождения злоумышленника могло затруднить реализацию прав потерпевшего, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

В то же время определение места совершения преступления, как места нахождения банка или иной организации, позволило бы более точно определить место его совершения, а, значит, должным образом гарантировать соблюдение прав всех участников уголовного процесса, в том числе права обвиняемого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Стоит отметить, что такой подход успешно коррелирует с периодом окончания преступления при хищении безналичных денежных средств, определенным как момент их изъятия со счета владельца.

Кстати, это был один из вопросов, в отношении которого мнения участников заседания Пленума ВС РФ 14 ноября разделились, в связи с чем проект Постановления № 48 был направлен на доработку. Но в итоге в Постановление № 48 не был включен ни один из предложенных вариантов. Разработчики посчитали, что рассмотрение указанного вопроса выходит за рамки темы Постановления № 48, так как место окончания преступления имеет значение для определения территориальной подсудности, регулируемой уголовно-процессуальным законодательством.

Таким образом, вопрос определения места совершения мошенничества, предметом которого являются безналичные денежные средства, остался неразрешенным.

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями

  • Новости Генеральной прокуратуры России
  • Новости прокуратур субъектов федерации
  • События Генеральной прокуратуры
  • Мероприятия и встречи
  • Интервью и выступления
  • Печатные издания
  • Видео
  • К сведению СМИ
  • Инфографика
  • Конкурс
  • Участие в конкурсе
  • Этапы конкурса
  • Итоги конкурса
  • Аккредитация СМИ
  • Информационные материалы
  • Социальные ролики
  • Наглядные материалы
  • Прокурор разъясняет
  • Порядок обращения граждан
  • График приема
  • Интернет приемная
  • Уведомления об экстремизме
  • Статусы уведомлений
  • Прямая линия для предпринимателей

Верховный суд разъяснил, как квалифицировать случаи мошенничества. Ведь кроме статьи 159 УК РФ, которая предусматривает ответственность за «классическое» мошенничество, существуют еще 5 статей, регламентирующих ответственность за:

  • статья 159.1 УК РФ кредитное мошенничество;
  • статья 159.2 УК РФ мошенничество при получении выплат;
  • статья 159.3 УК РФ мошенничество с использованием платежных карт;
  • статья 159.5 УК РФ мошеннические действия в сфере страхования;
  • статья 159.6 УК РФ мошеннические действия в сфере компьютерной информации.

Кроме того, в статье 159 УК РФ части 5-7 устанавливают ответственность за подобное преступление в предпринимательской сфере. Поэтому всего в распоряжении следователей и судей получается семь видов мошеннических действий, к тому же разделенных на подвиды внутри каждой статьи. Несмотря на такое разнообразие, с классификацией возникают неясности, которые и постарался устранить ВС РФ. Судьи, в частности, указали, что:

  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Судьи вывели состав преступления по статье 159.2 УК РФ. Они указали, что предоставление чиновникам, которые назначают выплаты, заведомо ложных или недостоверных сведений с целью получить деньги образут состав такого преступления. Виновное лицо может сообщить, к примеру, неправдивую информацию:

  • о личности получателя;
  • об инвалидности;
  • о наличии детей или иждивенцев;
  • об участии в боевых действиях;
  • о невозможности трудоустройства.

Такая неправдивая информация, по мнению ВС РФ, доказывает наличие умысла. Кроме того, уголовно наказуемым деянием является умолчание получателя выплат об изменении обстоятельств, вследствие которых он теряет право на получение денег. Например, гражданину дали другую группу инвалидности, а он продолжает получать выплаты по прежней группе.

При этом, как отметил Пленум ВС РФ, всевозможные гранты, стипендии в поддержку науки, образования, а также сельскохозяйственные субсидии и выплаты в поддержку малого и среднего предпринимательства не относятся к социальным выплатам. Поэтому сообщение ложной информации для их получения, а также прочие мошеннические действия в этой области следует квалифицировать по подходящей под ситуацию части статьи 159 УК РФ.

Верховный суд считает, что за приготовление к мошенничеству нужно судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление. При этом именно доказывание умысла является сложным при такого рода преступлениях. При этом в документе даны определения таким понятиям, как обман и злоупотребление доверием. В частности:

Обман — это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение. К последним, например, относятся передача сфальсифицированного товара, имитация использования кассы, обманные приемы в азартных играх и т.п. А ложные сведения могут касаться чего угодно: юридических фактов и событий, качества и стоимости имущества, личности обманщика, его возможностей и намерений.

А вот злоупотребление доверием — это использование доверительных отношений с человеком с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. В таком случае речь может идти, например, о доверии со стороны банка или МФО к заемщику.

Кроме того, судьи отметили, что мошенничество считается совершенным, а преступление оконченным, когда преступник завладел имуществом или правом на него и получил реальную возможность пользоваться и распоряжаться им. Если этого не произошло, но умысел на совершение преступления был, речь идет о приготовлении мошенничества.

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 27 декабря 2007 г. N 51

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

ПО ДЕЛАМ О МОШЕННИЧЕСТВЕ, ПРИСВОЕНИИ И РАСТРАТЕ

В связи с вопросами, возникшими в судебной практике при рассмотрении уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что в отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 Уголовного кодекса Российской Федерации, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами.

2. Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ , может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. Мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

5. В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

6. Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ .

21. В тех случаях, когда хищение совершается путем использования учетных данных собственника или иного владельца имущества независимо от способа получения доступа к таким данным (тайно либо путем обмана воспользовался телефоном потерпевшего, подключенным к услуге «мобильный банк», авторизовался в системе интернет-платежей под известными ему данными другого лица и т.п.), такие действия подлежат квалификации как кража, если виновным не было оказано незаконного воздействия на программное обеспечение серверов, компьютеров или на сами информационно-телекоммуникационные сети. При этом изменение данных о состоянии банковского счета и (или) о движении денежных средств, происшедшее в результате использования виновным учетных данных потерпевшего, не может признаваться таким воздействием.

13. Действия заемщика, состоящие в получении наличных либо безналичных денежных средств путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных и (или) недостоверных сведений с целью безвозмездного обращения денежных средств в свою пользу или в пользу третьих лиц при заведомом отсутствии у него намерения возвратить их в соответствии с требованиями договора, подлежат квалификации по статье 159.1 УК РФ.

А вот злоупотребление доверием — это использование доверительных отношений с человеком с корыстной целью. Доверие может объясняться личными или служебными отношениями. Злоупотребляет доверием и тот, кто получает деньги или имущество по договору, но не собирается его исполнять. В таком случае речь может идти, например, о доверии со стороны банка или МФО к заемщику.

  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Верховный суд считает, что за приготовление к мошенничеству нужно судить того, кто получил обманом сертификат или другой документ, но не смог его «обналичить» по объективным обстоятельствам. В этом случае нужно обязательно доказать умысел совершить преступление. При этом именно доказывание умысла является сложным при такого рода преступлениях. При этом в документе даны определения таким понятиям, как обман и злоупотребление доверием. В частности:

За два года российские суды не смогли прийти к однозначной практике применения новых норм в законодательстве о мошенничестве. Более того, санкции ст. 159.4 УК РФ были «забракованы» КС, который дал законодателям полгода на «работу над ошибками». Председатель ВС Вячеслав Лебедев пообещал юристам принять новое или хорошо отредактировать «старое» постановление Пленума ВС «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». А единорос Рафаэль Марданшин рассказал, какие изменения законодатели хотели бы внести в спорную статью.

Частично с ними соглашается и Иванов. Он предложил поменять алгоритм цели и считать человека мошенником, если он извлекает для себя хоть какую-то выгоду, даже при передаче похищенного имущества третьим лицам.

Юристу, по его словам, неясно, почему при наличии статей о мошенничестве в сфере кредитования или страхования нет отдельных спецсоставов, например, по заключению договора комиссии или доверительного управления.

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 159.5 УК РФ, может быть признано лицо, выполнившее объективную сторону данного преступления (например, страхователь, застрахованное лицо, иной выгодоприобретатель, вступившие в сговор с выгодоприобретателем представитель страховщика, эксперт).

4. Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (части 1, 2, 3 или 4 ст.159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6 или 7 ст. 159 УК РФ), и дополнительной квалификации по ст. 172.2 либо 200.3 УК РФ не требует (п. 12 Постановления).

2. Если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений пункта 1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст. 128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества. Такое преступление следует считать оконченным с момента изъятия денежных средств с банковского счета их владельца или электронных денежных средств, в результате которого владельцу этих денежных средств причинен ущерб (п. 5 Постановления).

Из практики. Адвокат М. был осужден за покушение на мошенничество. Приговором суда он признан виновным в том, что, выступая по уголовному делу в качестве защитника, путем обмана покушался на похищение денежных средств из федерального бюджета. В 1996 году адвокат заключил с матерью обвиняемого Ж. соглашение об участии в деле ее сына в качестве защитника на предварительном следствии и в суде. На счет коллегии адвокатов была внесена денежная сумма в размере 5 тыс. руб. По окончании рассмотрения дела адвокат обратился в суд с заявлением об оплате его услуг в качестве назначенного адвоката в сумме 1932 руб.4.
В ходе рассмотрения этого дела в вышестоящих судебных инстанциях выяснилось, что адвокат полностью выполнил свои обязательства по соглашению, и дело его доверителя было направлено на дополнительное расследование. Дальнейшее же участие адвоката в деле оплачено по соглашению не было, и он продолжал участвовать в деле в качестве защитника по назначению суда. Судебные решения в отношении адвоката М. были отменены и дело производством прекращено.

Согласно статистике адвокатских палат субъектов РФ из всех случаев прекращения статуса адвоката в связи с осуждением по приговору суда (п. 2 ч. 1. ст. 17 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», мошенничество — наиболее часто встречающийся состав. Несмотря на распространенность, этот состав в контексте адвокатской деятельности исследован крайне слабо. Дело в том, что ст. 159 УК РФ можно отнести наряду, например, со ст. 213 УК РФ (хулиганство), к такой категории составов, как «запасные». Порой, когда у органов следствия не хватает ресурсов вменить обвиняемому какую-либо «основную» статью, они склонны перейти на «запасную». Это говорит о том, что запасные статьи являются «резиновыми», то есть при кажущейся простоте они позволяют подвести значительный блок социальных отношений под отношения уголовно наказуемые.

Но встречаются дисциплинарные дела и первой ситуации, когда квалификационная комиссия фиксирует следующее: «Весь период доверитель пытался получить от адвоката, которой были переданы несколько копий документов и один подлинник, сведения о выполнении поручения, однако адвокат на запросы доверителя не реагировала, до настоящего времени доверитель не получал от нее каких-либо уведомлений, в том числе и об отказе от исполнения поручения…»5. Если в подобных случаях адвокат не предоставляет доказательства выполнения своей работы, к нему может быть применен такой вид наказания, как лишение статуса адвоката.

Пластиковые карты распространяются все шире. Преступлений в этой сфере тоже становится больше. По какой статье их правильно квалифицировать, разъясняет Пленум Верховного суда в Постановлении № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате». Например, если человек использовал чужую карту в банке, магазине, другой организации, это «мошенничество с использованием электронных средств платежа» – при условии, что он говорил сотрудникам, что это его собственная карта, или просто молчал. Самый «простой» состав такого мошенничества предусмотрен ч. 1 ст. 159.3 УК и предусматривает в том числе лишение свободы до трех лет.

Статья 160 УК РФ — присвоение или растрата

Присвоение и растрата — это 2 разные формы хищения вверенного имущества. Данным термином законодатель определяет собственность, которой виновный мог распоряжаться, управлять и т. д. по договору или специальному поручению государственной либо общественной организации.

Под присвоением подразумевается обращение лицом вверенного ему имущества в свою пользу без согласия собственника. Растрата — это противозаконные действия гражданина, который израсходовал вверенное ему имущество либо передал его третьим лицам без разрешения владельца. Распространенные виды этого рода преступлений — растрата пенсии по потере кормильца либо опекунских отчислений, материнского капитала.

В обоих случаях — и при растрате, и при присвоении — суд должен установить корыстный умысел виновного.

Отдельно в законе указывается такое понятие, как самоуправство. Это изымание и(или) обращение в свою пользу либо в пользу иных лиц чужого имущества гражданином, который стремился реализовать свое действительное или предполагаемое право на это имущество. Пример самоуправства — присвоение гражданином вверенного ему имущества с целью оплатить долги собственника имущества.

С точки зрения законодательства, самоуправство не является хищением. Виновный в таком случае привлекается к ответственности по статье 330 УК РФ.

За присвоение или растрату бюджетных средств УК РФ предполагает несколько видов наказаний:

  • штраф от 120000 рублей или в размере доходов осужденного за однолетний период;
  • до 24-х часов обязательных работ;
  • до полугода исправительных работ;
  • до 2-х лет ограничения свободы;
  • до 2-х лет принудительных работ;
  • до 2-х лет лишения свободы.

Верховный суд корысть мошенничество

Верховный Суд Российской Федерации разъяснил, что следует понимать под мошенничеством, кражей, а также присвоением и растратой

Так, состав мошенничества (ст. 159 УК РФ) будет иметь место, если злоумышленник получает чужие денежные средства или имущество, не намереваясь исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему этих денег и имущества. При этом умысел на хищение денежных средств и имущества должен возникнуть у лица еще до их получения. О наличии такого умысла могут свидетельствовать, в частности отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство, использование поддельных документов и другие.

Корыстная цель как признак хищения в уголовном праве

В 2007 г. Пленум ВС дал пояснения по этой проблеме. В Постановлении № 51 указывается, что в качестве обязательного признака хищения выступает наличие корыстной цели. Под ней следует понимать стремление виновного изъять/обратить чужие ценности в свою пользу или распорядиться ими как своими собственными, в том числе передать их во владение сторонним субъектам.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2020 г

12. Если умысел лица направлен на хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием под видом привлечения денежных средств или иного имущества граждан или юридических лиц для целей инвестиционной, предпринимательской или иной законной деятельности, которую фактически не осуществляло, то содеянное в зависимости от обстоятельств дела образует состав мошенничества (части 1, 2, 3 или 4 статьи 159 УК РФ) или мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (части 5, 6 или 7 статьи 159 УК РФ), и дополнительной квалификации по статье 172.2 либо 200.3 УК РФ не требует.

Постановление Пленума Верховного суда РФ № 48 от 30 ноября 2020 года О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Если стоимость имущества, похищенного путем мошенничества (за исключением части 5 статьи 159 УК РФ), присвоения или растраты, составляет не более двух тысяч пятисот рублей, а виновный является лицом, подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение чужого имущества стоимостью более одной тысячи рублей, но не более двух тысяч пятисот рублей, и в его действиях отсутствуют признаки преступлений, предусмотренных частями 2, 3 и 4 статьи 159, частями 2, 3 и 4 статьи 159.1, частями 2, 3 и 4 статьи 159.2, частями 2, 3 и 4 статьи 159.3, частями 2, 3 и 4 статьи 159.5, частями 2, 3 и 4 статьи 159.6, частями 2 и 3 статьи 160 УК РФ, то содеянное подлежит квалификации по статье 158.1 УК РФ.

Проблемы практики привлечения к уголовной ответственности по ст

Другая новелла — определение Верховным Судом Российской Федерации понятия мошеннического обмана в п. 2 Постановления от 27 декабря 2007 г. № 51. В нем разъяснено, что обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Мошенничество, присвоение и растрата: позиция Пленума ВС по уголовным проблемам в бизнесе

  1. Если лицо получило чужое имущество или приобрело право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества, его деяние следует квалифицировать как мошенничество. Главные условия: ущерб, нанесенный потерпевшему, и наличие умысла, направленного на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество еще до получения этого имущества или права на него.
  2. В случае с мошенничеством, в результате которого гражданин утратил право на жилое помещение, действия виновного следует квалифицировать по части 4 статьи 159 УК РФ независимо от того, являлось ли данное жилое помещение у потерпевшего единственным и использовалось ли оно потерпевшим для собственного проживания.
  3. В случае с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности ВС РФ обязал привлекать к уголовной ответственности виновных лиц, если их деяние повлекло причинение ущерба индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации в размере от 10 тысяч рублей и более.

Верховный суд озадачил лучших правоведов страны, что же считать корыстью

До сих пор ответ казался многим однозначным, мол, даже добрый вор все равно остается вором. По этой логике место Робин Гуда либо в книге, либо в тюрьме. В конце концов, мы все видели кино «Берегись автомобиля» и прекрасно помним, чем там закончилось. А чем жизнь лучше?

Постановление Пленума ВС РФ от № 48 О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

28. Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, мошенничество в сфере кредитования, присвоение или растрату надлежит считать совершенными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более лица, отвечающие признакам специального субъекта этих преступлений, которые заранее договорились о совместном совершении преступления.

Добром не кончится

“Мне представляется, что корысть — это незаслуженное обогащение, несправедливое обогащение за счет кого-то, когда один лишается имущества, а другой обогащается за счет этого, — сказал “РГ” эксперт Федеральной палаты адвокатов России Вадим Клювгант. — Поэтому, когда говорим о хищении, мы все-таки должны найти это несправедливое обогащение у того, кто привлекается к уголовной ответственности, либо у его близкого круга”.

КОРЫСТНАЯ ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТЬ КАК МОТИВ СОВЕРШЕНИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

В каждом случае необходимо устанавливать, что корыстная заинтересованность послужила основным толчком для совершения должностным лицом злоупотребления должностными полномочиями, но при этом факт непосредственного и полного удовлетворения потребности, в чем было заинтересовано лицо, не является обязательным для квалификации деяния по ст. 285 УК РФ.

К вопросу об особенностях практики уголовного наказания за мошенничество

Как собственник и руководитель ООО «МРПК», Х., имея умысел на хищение имущества ООО «И», путем обмана, не имея намерений оплачивать заказанную продукцию, действуя из корыстной заинтересованности, ввела в заблуждение представителей ООО «И» относительно своих намерений, вступила в переговоры с представителем ООО «И» З. по заключению договора поставки металлопродукции. При этом Х. заведомо знала, что продукция оплачена не будет, и совершила эти действия с целью хищения имущества и обманула представителя ООО «И» З.

Мошенничество: проблемы применения законодательства

Следующий вопрос, вызывающий проблемы у правоприменителей — момент возникновения умысла. Согласно сложившейся практике получение имущества при условии выполнения какого-либо обязательства может быть квалифицировано как мошенничество лишь в том случае, когда виновный еще в момент завладения этим имуществом имел целью его присвоение и не намеревался выполнять принятое обязательство. Как указано в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. № 51, умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, должен возникнуть у лица до получения чужого имущества или права на него. В таком случае умысел виновного на получение имущества возникает до заключения договора. В тех же случаях, когда договор между сторонами заключается с обоюдными намерениями сторон исполнить соответствующие обязательства, но после его заключения и получения материальной выгоды у одной из сторон появляется желание не исполнять соответствующие обязательства, содеянное не может квалифицироваться как мошенничество [6, с. 128].

Обман суда как способ мошенничества (Петров С

См.: Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М.: Юрист, 1998. С. 78; Осокин Р.Б. Уголовно-правовая характеристика способов совершения мошенничества: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2004. С. 55; Елисеев С.А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России. Историко-теоретическое исследование: Дис. . д-ра юрид. наук, Томск, 1999. С. 134 — 135.

Уголовно-правовая характеристика мошенничества и способов его совершения

Использование поэтому в родовом определении понятия «хищение» такой формулировки, как изъятие и (или) обращение имущества «в пользу» виновного, не характеризует объективно цель хищения как один из обязательных его элементов. Некорректность законодателя очевидна. Для ее устранения необходимо исключить термин «в пользу» из родового определения, что подтверждается данными, полученными в ходе опроса специалистов (73 % высказались за исключение понятия «в пользу» из родового определения «хищение»).

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

Что такое мошенничество? Его виды и признаки.

За совершение мошенничества уголовная ответственность предусмотрена сразу несколькими статьями Уголовного кодекса РФ.

Итак, какое бывает мошенничество (в зависимости от сферы):

  • собственно мошенничество (ч. 1-4 ст. 159);
  • сопряженное с преднамеренным невыполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5-7 ст. 159);
  • в сфере кредитования (ст.159.1);
  • при получении выплат (ст. 159.2);
  • с использованием электронных средств платежа (ст. 159.3);
  • в сфере страхования (ст. 159.5);
  • в сфере компьютерной информации (ст. 159.6)

Мошенничество представляет собой хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман – это сознательное сообщение или представление ложных сведений, или умолчание об истинных фактах, или умышленные действия для того, чтобы ввести в заблуждение.

Злоупотребление доверием – это его использование доверия с корыстной целью.

Мошенничеству посвящено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. №48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Комментарий к Ст. 159 УК РФ

1. Мошенничество — форма хищения, для которой характерны все основные признаки хищения (см. комментарий к статье 158 УК). Отличительная черта мошенничества — способы завладения чужим имуществом. Ими являются обман потерпевшего или злоупотребление его доверием. Владелец имущества, иное лицо, уполномоченный орган власти, будучи введенными в заблуждение субъектом преступления относительно истинных его намерений, передают имущество или право на него виновному, другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению ими права на него.

2. Обман — способ совершения хищения. Он заключается в сообщении потерпевшему заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях. Обман, например, может выразиться в предоставлении фальсифицированного товара, использовании обманных приемов при расчетах за товары и услуги. Обман может иметь место при игре в азартные игры, при имитации кассовых расчетов, любых иных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение.

Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо умолчания о каких-либо сведениях) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям.

3. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью особых доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

4. Объект мошенничества совпадает с родовым объектом хищения, это общественные отношения, складывающиеся в сфере распределения и перераспределения материальных благ.

5. Объективная сторона мошенничества заключается в завладении чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием.

Мошенничество может быть совершено только в отношении дееспособного лица, которое по своей воле передает имущество либо право на него виновному. Обман недееспособного (малолетнего, душевнобольного) и получение от него имущества квалифицируется как кража.

6. Мошенничество признается оконченным с момента поступления похищаемого имущества в незаконное владение виновного или других лиц, когда они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению.

Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

Если одновременно с хищением одного имущества оно заменяется менее ценным имуществом, ущерб определяется в зависимости от стоимости реально изъятого имущества.

7. Субъект — любое дееспособное лицо, достигшее 16-летнего возраста.

8. Субъективна сторона — прямой, как правило, конкретизированный умысел. О наличии умысла, направленного на мошенничество, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

9. Вместе с тем перечисленные обстоятельства сами по себе не обязательно свидетельствуют о наличии мошенничества, поэтому в каждом конкретном случае должно быть достоверно установлено, что лицо, совершившее определенные действия, заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

10. Мошенничество, совершенное с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК и соответствующей частью комментируемой статьи 159 УК РФ.

11. Если подделавший официальный документ по независящим от него обстоятельствам не смог им воспользоваться, содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 327 и ч. 1 ст. 30 УК, ч. ч. 3 или 4 комментируемой статьи как приготовление к мошенничеству.

12. Если лицо изготовило поддельный документ с целью мошенничества, использовало его с этой целью, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК, а также ч. 3 ст. 30 УК и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью комментируемой статьи.

13. Мошенничество, совершенное с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом преступления, предусмотренного комментируемой статьей, и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК.

14. В случае создания коммерческой организации без намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющего целью хищение чужого имущества или приобретение права на него, содеянное полностью охватывается составом мошенничества.

15. Деяние лица, осуществляющего незаконную предпринимательскую деятельность путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров, например спиртсодержащих напитков, лекарств, под видом подлинных, обманывающего потребителей данной продукции относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по ст. 171 УК РФ не требует. В тех случаях, когда указанные действия связаны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями комментируемой статьи и ст. 238 УК.

16. Не образует состава мошенничества тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, т.е. таких ценных бумаг, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их держатель (облигация, вексель, акция, банковская сберегательная книжка на предъявителя или иные документы, отнесенные законом к числу ценных бумаг). Содеянное в указанных случаях квалифицируется как кража чужого имущества.

Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (т.е. получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество.

17. Действия, состоящие в противоправном получении социальных выплат и пособий на основании чужих личных или иных документов (например, пенсионного удостоверения, свидетельства о рождении ребенка), квалифицируются как мошенничество при получении выплат (ст. 159.1 УК).

18. Если указанные в п. 17 документы виновным были предварительно похищены, его действия дополнительно квалифицируются по ч. 1 ст. 325 УК России (если похищен официальный документ) либо по ч. 2 этой статьи (если похищен паспорт или иной важный личный документ).

19. Как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенное с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием (например, путем представления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять).

20. В соответствии со статьей 140 ГК РФ платежи на территории РФ осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, т.е. находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства. Следовательно, с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.

21. В случаях, когда указанные деяния сопряжены с неправомерным внедрением в чужую информационную систему или с иным неправомерным доступом к охраняемой законом компьютерной информации кредитных учреждений либо с созданием заведомо вредоносных программ для ЭВМ, внесением изменений в существующие программы, использованием или распространением вредоносных программ для ЭВМ, содеянное подлежит квалификации по ст. 159.6 «Мошенничество в сфере компьютерной информации», а также, в зависимости от обстоятельств дела, по ст. ст. 272 или 273 УК, если в результате неправомерного доступа к компьютерной информации произошло уничтожение, блокирование, модификация либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети.

22. Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное квалифицируется как кража (ст. 158 УК).

Хищение чужих денежных средств, находящихся на счетах в банках, путем использования похищенной или поддельной кредитной либо расчетной карты квалифицируется как мошенничество с использованием платежных карт (ст. 159.3), причем только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом или сервисном центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявляет поддельный паспорт на его имя).

Само изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных или расчетных банковских карт квалифицируется по ст. 187 УК РФ. Изготовление лицом поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения этим же лицом преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 комментируемой статьи 159 УК, следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству с использованием платежных карт.

Если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту, но по независящим от него обстоятельствам ему не удалось обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства, содеянное, в зависимости от способа хищения, следует квалифицировать как покушение на кражу или мошенничество (ч. 3 ст. 30 УК и по соответствующей части ст. ст. 158 или 159.3 УК).

Сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, заведомо непригодных к использованию, образует состав мошенничества и подлежит квалификации по соответствующей части комментируемой статьи. В случае, когда лицо изготовило с целью сбыта поддельные кредитные либо расчетные карты, а также иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами, заведомо непригодные к использованию, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло их сбыть, содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что эти действия были направлены на совершение преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 комментируемой статьи или ч. 4 ст. 159.3 УК.

23. Поскольку билеты денежно-вещевой и иной лотереи не являются ценными бумагами, то их подделка с целью сбыта или незаконного получения выигрыша может быть квалифицирована как приготовление к мошенничеству при наличии в действиях лица признаков преступления, предусмотренного ч. ч. 3 или 4 комментируемой статьи. В случае сбыта фальшивого лотерейного билета либо получения по нему выигрыша содеянное следует квалифицировать как мошенничество.

24. От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (ст. 165 УК). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или в пользу других лиц.

При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 165 УК, необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, т.е. неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.

Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в ст. ст. 194, 198 и 199 УК) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.

25. В случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном).

26. Квалифицированные виды мошенничества урегулированы ч. ч. 2 — 4 комментируемой статьи 159 Уголовного кодекса РФ. Согласно ч. 2 таковыми являются: совершение мошенничества группой лиц по предварительному сговору; с причинением значительного ущерба гражданину.

27. Совершением мошенничества группой лиц по предварительному сговору признается деяние, осуществленное двумя и более лицами, заранее договорившимися о совместном совершении преступления (подробнее см. коммент. к ст. 158).

28. Мошенничество с причинением значительного ущерба гражданину. О значительности ущерба, причиненного хищением гражданину, свидетельствует важность, существенность последствий преступления как для самого потерпевшего, так и для его семьи (подробнее см. коммент. к ст. 158).

29. Особо квалифицированными видами мошенничества (ч. 3 комментируемой статьи) являются мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере.

30. Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, следует понимать должность лиц, обладающих признаками, предусмотренными п. 1 примеч. к ст. 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным п. 1 примеч. к ст. 201 УК (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации).

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части ст. 33 и по ч. 3 комментируемой статьи.

Мошенничество, совершенное должностным лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируется по ч. 3 комментируемой статьи, дополнительная квалификация деяния по ч. 1 ст. 285 УК не требуется .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии ВС РФ N 5-Д09-4.

31. Мошенничество в крупном размере. Согласно п. 4 примеч. к ст. 158 таковым признается завладение чужим имуществом на сумму свыше 250 тыс. руб. (подробнее см. коммент. к ст. 158).

32. Следующим уровнем особой квалифицированности мошенничества является завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием: организованной группой; в особо крупном размере или повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение (ч. 4 комментируемой статьи).

33. Мошенничество, совершенное организованной группой. Под организованной группой понимается устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная группа отличается наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава участников группы, распределением ролей между ними при подготовке к преступлению и непосредственном его совершении (подробнее см. коммент. к ч. 3 ст. 35, ст. 158).

34. Мошенничество в особо крупном размере. Вопрос о наличии в действиях виновных квалифицирующего признака совершения мошенничества в особо крупном размере решается в соответствии с п. 4 примеч. к ст. 158 УК (подробнее см. коммент. к ст. 158).

По вопросам судебной практики по делам о мошенничестве Пленумом ВС РФ даны разъяснения в Постановлении от 27.12.2007 N 51.

35. К комментируемому уровню особо квалифицированного мошенничества отнесено деяние, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение. Совершенно очевидно, что законодатель, усиливая в данном случае уголовную ответственность, исходил из высочайшей степени общественной опасности самого факта утраты гражданином жилья. Следовательно, основанием для квалификации действий, виновных по ч. 4 комментируемой статьи 159 УК России, как раз и является сам по себе факт утраты потерпевшим права на жилое помещение.

В данном случае на квалификацию не влияют ни характер мошеннических действий, ни их последовательность, ни уровень организации виновных лиц, ни реальная стоимость утраченного потерпевшим жилья.

По ч. 4 комментируемой статьи следует квалифицировать как совокупность действий виновных, заключающихся в непосредственном завладении жилыми помещениями потерпевших, так любые иные противоправные формы утраты гражданами прав на жилое помещение.

Например, лицо, рассчитывая улучшить свои жилищные условия, по договору передает свою квартиру в собственность застройщику, уполномоченные лица которого, несмотря на то что были обязаны в определенные сроки возвести для клиента новый дом (иное жилье), условия договора не исполнили, вырученные от реализации квартиры потерпевшего деньги похитили.

36. Иные квалифицированные виды мошенничества предусмотрены ст. ст. 159.1 — 159.6 УК. Данные деяния следует своевременно отграничивать от мошенничества, предусмотренного комментируемой статьей, поскольку уголовная ответственность за виды мошенничества, предусмотренные ст. ст. 159.1 — 159.6 УК, существенно смягчена.

Вс облегчил судьям прекращение дел о мошенничестве

ВС РФ дал разъяснения правовых аспектов рассмотрения дел о мошенничестве, присвоении и растрате

Проект, доработанный за две недели редакционной комиссией и несколько выросший в объеме, как и в прошлый раз, представила пленуму судья ВС РФ Татьяна Хомицкая. По ее словам, текст документа претерпел ряд изменений, в том числе весьма принципиального характера. Самые масштабные из них внесены в пункты 1 и 5, которые относятся к «виртуальной» сфере и безналичным деньгам.

– Из пункта один исключено разъяснение, касающееся способа хищения чужого имущества в сфере компьютерной информации, – сообщила Хомицкая. Заметив, что в нынешнем праве «нет однозначного ответа на вопрос, является ли такое вмешательство самостоятельным способом мошенничества вообще».

Судья рассказала о спорах, разгоревшихся в комиссии вокруг пятого пункта документа (момент окончания преступления при мошенничестве, предметом которого является «безналичка»), – он, напомним, стал камнем преткновения и на заседании пленума 14 ноября. Здесь в итоге была учтена формулировка самого понятия «хищение» из УК РФ, уточнила Хомицкая.

– Лицо, совершающее мошенничество, беспрепятственно завладевает средствами именно в момент их снятия со счета потерпевшего, – отметила она. – И тогда же получает возможность распорядиться ими.

Это интересно:  Юридические конторы мошенники список

Как подчеркнула Хомицкая, тщательный анализ судебной практики подтверждает что «не всегда можно достоверно установить – куда ушли деньги, пропавшие со счета потерпевшего».

– Нам, однако, представляется, что установление данного обстоятельства тут никак не должно влиять на квалификацию мошенничества как оконченного деяния и как следствие – на определение наказания за него, – сказала судья, пояснив, что такая позиция «поддержана большинством судей судебной коллегии по уголовным делам».

Хомицкая заявила об исключении из итоговой версии проекта постановления той версии пункта 6, которая определяла место совершения мошенничества с безналичными средствами как «место фактического нахождения виновного лица».

В окончательной редакции им предложено считать «место нахождения банка (его филиала) или иной организации, в которых владельцем денежных средств был открыт банковский счет или велся учет электронных денежных средств».

И исходя именно из этого суды должны решать вопрос о территориальной подсудности уголовного дела.

Важной новеллой докладчик назвала появившийся в документе пункт, касающийся возможной малозначительности мошеннических действий. Согласно ему, коль скоро они хотя формально и содержали признаки указанного преступления, «но в силу малозначительности не представляли общественной опасности», то на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ суд прекращает уголовное дело.

Документ поддержал замминистра юстиции Алу Алханов. С ним был вполне солидарен замгенпрокурора РФ Николай Винниченко, назвавший внесенные в текст изменения «совершенно правильным решением».

Источники

  1. Право и экономика №03/2013; Юстицинформ - М., 2013. - 601 c.
  2. Махов С. Ю. Правовые основы самообороны; РГГУ - Москва, 2014. - 161 c.
  3. Николюкин С. В. Посреднические договоры; Юстицинформ - М., 2010. - 994 c.
  4. Всё о банкротстве граждан (выдержки из нормативных правовых актов по состоянию на 01.02.2015, с изменениями, вступающими в законную силу 01.07.2015); Проспект - М., 2010. - 331 c.
  5. Вестник Академии №4/2015; Научная библиотека - М., 2015. - 211 c.
Юрист Александр Сергеев/ автор статьи
ЮРИПОМОЩНИК 2021